Фото: Ян Став

Фото: Ян Став

Памяти Юрия Штерна

Сегодня, 16 января, исполняется девять лет, как ушел из жизни Юрий Штерн. Нет, неправильно, Юра не ушел, он остался с нами, он живет во всем, что мы делаем. Мы всегда как бы сверяем часы с ним.

Казалось, что за эти годы боль утраты должна была поутихнуть, но по-прежнему все так свежо в памяти, будто это случилось вчера.

Как пела Хава Альберштайн: «Когда умирает близкий тебе человек, то умирает часть тебя самого».

Я это почувствовал в тот день, когда не стало Юры.

Про Юрия Штерна можно сказать, что он был последним романтиком в прагматичном мире израильской политики. Подлинно разносторонний человек, блестящий экономист, он легко мог бы занять самые видные посты в любой процветающей фирме. Но он избрал иной путь — и целиком посвятил себя помощи другим людям.
Юра всегда работал на опережение.

В середине восьмидесятых никто не мог поверить, что в Израиль вскоре прибудет миллион репатриантов из СССР. Юрий верил. Он создавал всевозможные организации по борьбе за выезд евреев из СССР, ездил по всему свету, убеждал, организовывал, выступал в СМИ, поднимал людей на борьбу под лозунгом «отпусти народ мой!».
Сегодня в нашей стране живет, работает, учится намного больше, чем миллион русскоязычных израильтян, и с каждым днем прибывают еще и и еще репатрианты.
Это только один пример Юриного предвидения.

Можно долго говорить о том, как много Юра сделал в своей жизни, скольким людям он помог. Горько сознавать, что он мог бы сделать еще больше. Утешает только то, что мы успели сказать ему при жизни, как мы его любим и ценим.

Мудрый, добрый, жизнерадостный, талантливый человек. Помню, как во время заседаний, сидя в президиумах разных форумов Юра всегда что-то писал на маленьких клочках бумаги. Это были стихи, чаще всего шуточные, остроумнейшие эпиграммы на темы, которые обсуждались. Потом Юра читал их вслух, и мы от души смеялись.
Юрины частушки, шутки, эпиграммы многие повторяют, даже не зная их автора.

Хочу привести цитату из статьи Юрия Штерна, которая мне напоминает знаменитую фразу Теодора Герцля: «Если вы захотите, это не будет сказкой».

«Я уверен, что если бы Петр, он же Пинхас Рутенберг, не приехал в свое время из России, то на речке Иордан никогда не была бы построена электростанция. Но он, наверняка, мыслил масштабами Волги и великих рек Сибири, как Новомейский – создатель промышленного комплекса на Мертвом море. Они были российскими мечтателями еврейского происхождения и делали вещи, которые не описаны в книгах, а если и описаны, то под заголовком «Этого не может быть никогда». Но у них было своё видение, они вообще летали над поверхностью израильской земли и действовали в привычных для них российских измерениях, не сообразуясь с действительными масштабами».

Юра и сам всегда летал над поверхностью Земли Израиля.
Да будет благословенна его память!

Авигдор Либерман