12027618_1124161967593877_2252095056841526191_n

42 годa с начала Войны Судного дня

Cегодня вечером за несколько минут до захода солнца для иудеев всего мира начинается Йом Кипур.

В эти дни по еврейскому календарю мы отмечаем трагическую дату в истории нашей страны: 42 годa с начала Войны Судного дня. 

В наше время практически никто уже не оспаривает тот факт, что в преддверии Войны Судного дня политическое и военное руководство Израиля находилось в плену ошибочной концепции. Отсутствие серьезного и тщательного анализа всех возможных сценариев развития событий привело к тому, что вражеские армии успели подготовиться и внезапно атаковали еврейское государство в Йом Кипур, в день, когда жизнь в стране замирает.

Только благодаря беспримерному мужеству израильских солдат и офицеров, ЦАХАЛу удалось добиться перелома на полях сражений на Голанах и на Синае.

Из года в год, когда речь идет о Войне Судного дня, в большинстве случаев упоминают «вечных виноватых», которые не смогли предвидеть внезапного нападения вражеских армий и ничего не сделали для того, чтобы подготовиться к войне. Среди них – глава правительства Израиля Голда Меир, министр обороны Моше Даян, начальник Генерального штаба Давид Элазар (Дадо), глава армейской разведки Эли Зеира и многие другие.

Однако, никто никогда не упоминает комиссию Кнессета по иностранным делам и обороне, которая также имела возможность до начала войны «звонить во все колокола», предупреждая об опасности.

В свое время я сделал подборку материалов, опубликованных в израильских газетах в канун войны Судного дня (часть из них можно увидеть на фото). С 1 октября 1973 года в течение недели в этих корреспонденциях говорилось о «напряженности на Голанах и на границе с Сирией, о новых вооружениях в Дамаске», а также о том, что «Египет объявил повышенную боевую готовность на Суэце». Газеты цитировали высказывание короля Иордании Хусейна: «Если Израиль не отступит с захваченных в 1967 году территорий, его ожидает новый Холокост»…

В архивах Кнессета хранится протокол заседания парламентской комиссии по иностранным делам и обороне, состоявшегося 4 октября 1973 года, в 17 часов, то есть, менее чем за двое суток до начала войны. На заседании ни один из очень достойных членов комиссии (каждый в свое время имел прямое отношение к руководству государством) ни слова не сказал о напряженной ситуации на границах и даже не задал вопроса, готовятся ли Сирия, Египет и Иордания развязать против нас войну, хотя именно об этом предупреждали заголовки газет.

Темой того заседания был отчет премьер-министра Голды Меир о ее поездке в Австрию и знаменитой встрече с федеральным канцлером Бруно Крайским – обсуждение других вопросов не было запланировано. Как следует из протокола, депутаты спрашивали главу правительства, почему она не хлопнула дверью и не ушла с гордо поднятой головой после того, как Крайский не предложил ей даже стакан воды. А в это время египтяне на своем берегу Суэцкого канала уже заканчивали установку зенитных батарей, в большом количестве закупленных в СССР, а примерно 1300 танков сосредоточились на сирийской части Голанских высот, готовые к атаке.
История не знает сослагательного наклонения — того, что произошло, уже не изменить, как бы нам этого ни хотелось.

Но представьте себе, что 42 года назад члены комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, извинившись за вопросы, не предусмотренные повесткой дня, спросили бы главу правительства Голду Меир, как готовится Израиль к отражению вражеской агрессии, о которой в последние дни пишут все газеты. И представьте, что членов комиссии не удовлетворил бы ответ: «Война вряд ли будет развязана» — и они потребовали бы дальнейших разъяснений, не согласившись принять господствовавшую в то время в правительстве и армии концепцию.

Я не утверждаю, что подобное обсуждение непременно изменило бы ход войны и истории, но парламентская комиссия по иностранным делам и обороне была обязана задаться подобными вопросами.

И сегодня главная задача комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, в которой я состою, – тщательно анализировать информацию, данные разведки, не верить концепциям и догмам и проявлять бдительность во имя безопасности нашей страны и ее граждан.

Авигдор Либерман