Фото: Михаил Фейгин

Фото: Михаил Фейгин

Якорь будущего правительства

Что может удержать будущее правительство от крена влево? Не что, а кто. И не кто-то, а мы

Избирателю в канун выборов следует особенно тщательно отделять зерна от плевел, факты и аргументы от явной туфты. Ликуд в своей рекламной кампании призывает голосовать только за него, потому что иначе к власти придут левые.

Спешу успокоить испугавшихся. Никакой угрозы формирования левого правительства не существует.

Что бы ни говорили пропагандисты – как ликудовские, сея панику, так и сионлаговские, выдавая желаемое за действительное, — того, что не может быть, не будет. Любые опросы показывают, что три левые партии вместе – «СионЛаг», «Еш атид» и МЕРЕЦ — не смогут получить больше 40-42 мандатов, а следовательно, неспособны сформировать правительство.

После выборов может быть создано либо чисто правое правительство, либо правительство национального единства под руководством Нетаниягу. Это – не вопрос.

Вопрос – каким будет это правительство.

Если коалицию удастся, благодаря вашим голосам, сформировать на основе «Большого Ликуда», как призывают вас кампейнеры правящей партии, вовсе не факт, что правительство окажется правым на деле.

Если у кого-то не было сомнений на этот счет, они должны возникнуть обязательно после публикации в конце прошлой недели в «Едиот ахронот» документов, свидетельствующих о готовности Нетаниягу отойти к границам 1967 года, вести переговоры о разделе Иерусалима и ограниченном возвращении палестинских беженцев.

Несмотря на сенсационность публикации, ничего удивительно в этом нет для тех, у кого не отшибло память и есть способность делать выводы из непреложных фактов.

Это Биби, возглавляя «Большой Ликуд», отдал Хеврон, отпустил шейха Ясина. Это «Большой Ликуд» устроил «размежевание», за которое проголосовали и нынешние члены правительства от правящей партии, включая самого Нетаниягу. Это «Большой Ликуд» освободил тысячи террористов с кровью на руках. Это «Большой Ликуд» со своим премьером и министром обороны не добил режим ХАМАСа в Газе минувшим летом.

Непоследовательность, нерешительность, склонность к зигзагам, характерные для Нетаниягу (за что его не раз публично попрекали и внутри Ликуда), проецируются на всю партию, на правительство, в котором она играет ключевую роль.

Если это проявляется так пагубно в правительстве без левых, то в правительстве национального единства – с левыми и «харедим» — будет все еще хуже.

Так что «Большой Ликуд» — это плохо для евреев, плохо для Израиля, однозначно плохо для русскоязычных израильтян. Ему нужен мощный противовес.

Этот противовес – Либерман. Почему Либерман?

Потому прежде всего, что на политическом Олимпе Израиля в настоящий момент нет более авторитетного и опытного лидера с ясно выраженными взглядами, четкой позицией и умением ее отстаивать. В отличие от остальных претендентов на наши голоса, скрывающих свои планы до выборов (Ликуд ухитрился за весь предвыборный период не только не опубликовать своей программы, но и не поделиться намерениями, что уже вызывает подозрения), Либерман заявил о своих политических целях задолго до старта предвыборного марафона. От него известно, чего ждать.

Это уничтожение власти ХАМАСа в Газе, введение смертной казни террористам, ограничение полномочий БАГАЦа, отказ от освобождения террористов, попыток заключения сепаратных сделок с палестинцами вне рамок общерегионального урегулирования, решение проблемы израильских арабов – их гражданской самоидентификации.

В области социальной политики Либерман и возглавляемая им партия намерена добиваться решения жилищной проблемы за счет программы строительства жилья на долгосрочный съем и обеспечения 90-процентной машканты для молодых семей, покупающих первую квартиру.

Только НДИ ставит целью решить проблему пенсионного обеспечения для репатриантов, приехавших в страну в возрасте после 45 лет. Можно обсуждать, насколько осуществима задача поднять пенсии до 70% средней зарплаты, но то, что ни одна партия, кроме НДИ, не станет добиваться этого, обсуждению не подлежит.

Всем понятно, что на нынешних выборах Либерман должен был претендовать на пост главы правительства. Компания травли вокруг «коррупционного скандала», целиком инспирированная именно с целью предотвратить появление «русского» премьера, сделала эту задачу нереальной. Речь идет о том, каким влиянием будет обладать в будущем правительстве НДИ, и вообще, войдет ли в него.

Наш чисто общинный интерес, чтобы вошла и влияла. Наш интерес как патриотов Израиля – в том, чтобы Либерман занял в новом правительстве ключевой пост. Пока еще в наших силах повлиять на это.

Либерман – тот единственный якорь, который удержит новое правительство, каким бы оно ни было – правым или синтетическим, — от крена влево, от уклонения от нужд русскоязычной общины. Чем более весомым будет этот якорь, тем надежнее удержит. А вес ему даем мы.

Геннадий Ригер, 

политолог,

депутат Кнессета 15-го созыва