Фото: Любовь Шапиро

Фото: Любовь Шапиро

Нельзя возвращать тела террористов

C первых дней начавшейся почти год назад, перед праздником Рош а-Шана, волны террора, в Израиле не утихает спор – следует ли возвращать палестинцам тела террористов, ликвидированных при совершении терактов. Этот вопрос вновь всплыл на текущей неделе, когда появились публикации о том, что израильская сторона ведет переговоры с родственниками террориста Бахи Алиана, убившего в октябре прошлого года троих человек при взрыве автобуса 78-го маршрута в Иерусалиме и ставшего эдаким «символом» очередной «интифады».

Сторонники практики выдачи тел террористов утверждают, среди прочего, что эти трупы – обуза для Израиля, что их негде хранить и хоронить, и что отказ от выдачи тел никак не действует на палестинских террористов. Противники этой практики (в том числе и автор этих строк) убеждены, что утверждения их оппонентов близки к реальности так же, как планета Земля к отдаленным галактикам.

Наши доводы сводятся к следующему. Во-первых, выдача трупов всякий раз служит подпиткой разнузданной кампании подстрекательства, которую ведут палестинцы против еврейского народа и государства. Каждый террорист, объявляемый шахидом, становится символом «победы» палестинских главарей, которые всякий раз хвастаются тем, что им удалось и устроить теракт, и добиться выдачи родственникам тела очередного «героя». Каждая похоронная процессия выливается в демонстрацию неконтролируемого подстрекательства.

Утверждения, что, дескать, «нам некуда девать эти трупы» попросту ложны. В Израиле десятилетиями существует практика захоронения тел террористов в могильниках для вражеских останков – в частности, на кладбище поблизости от моста Адам на границе с Иорданией. Точно так же абсолютно ложно и утверждение о том, что палестинским террористам, якобы, безразлично, что будет с телами их подельников. Ярчайшими доказательствами обратного служат сделки по обмену, которые заключались с террористическими организациями в течение многих лет. В 1997 году группа израильских «морских котиков» попала в засаду в Ливане, и в результате тяжелого боя тело старшего сержанта Итамара Илии осталось в руках террористов «Хизбаллы». Спустя год совершилась обменная сделка, в рамках которой Израиль впервые отпустил живых террористов в обмен на останки своего воина. А всего же в ходе той сделки Израиль отпустил 60 живых террористов и выдал 40 трупов, в том числе останки Шади Насраллы, сына главаря «Хизбаллы». В 2006 году взамен останков наших воинов Эхуда Гольдвассера и Эльдада Регева Израиль выпустил на волю Самира Кунтара и выдал «Хизбалле» 190 трупов убитых террористов.

В феврале этого года депутаты Кнессета от Объединенного арабского списка навестили семейство упомянутого в начале статье «символа интифады», и в ходе того «визита» потребовали незамедлительной и не оговоренной никакими условиями выдачи родным для захоронения тела того самого «символа».

В скобках стоит заметить, что эти депутаты Кнессета, столь пекущиеся о «гуманизме», никогда ни делом, ни словом, ни даже намеком не пытались содействовать возвращению останков наших воинов Адара Голдина и Шауля Орона, оказавшихся в руках террористов ХАМАСа.

Кстати, вопрос выдачи тел террористов важен не только для главарей «Хизбаллы» или Палестинской автономии и их агентуры в Кнессете. Ему придают немалое значение и главари ХАМАСа, причем ошибаются те, кто утверждают, что исламистам важно продемонстрировать, что их волнует исключительно судьба останков террористов, отправившихся вершить свои грязные дела с территории сектора Газы. Отнюдь. ХАМАС упорно добивается и выдачи тел террористов, действовавших в Иудее и Самарии. Ярким доказательством тому служит история со сделкой по освобождению Гилада Шалита.

Не подлежит никакому сомнению, что террористы всех мастей и их главари всех уровней считают важнейшим для себя политическим достижением выдачу им трупа каждого террориста.

Одед Форер