Фото: Михаил Фейгин

Фото: Михаил Фейгин

Это наша страна

В Израиле образца 2016 года расизм и пренебрежительное отношение к различным группам репатриантов – обычное явление, пронизывающее все слои общества, включая научную и творческую интеллигенцию и пишущую братию.

Проявления расизма в этих кругах не назовешь разовыми и случайными.

Один из свежих примеров – выходка радиоведущего Рона Кофмана, позволившего себе в эфире рассуждать о, якобы, пристрастии к бутылке тренера сборной Израиля по художественной гимнастике Ирины Вигдорчик. Г-н Кофман заяавил: «Вы видали когда-нибудь русского, русскую или выходца из СНГ, которые не пили бы виски?..». Знаете, г-н Кофман, я вот родилась в бывшем СССР, а не пью ни виски, ни водку.

Зато расистского к себе отношения я хлебнула досыта. С момента приезда в 1998 году я сталкивалась с двойной дискриминацией – и как «русская» и как женщина.

Я сталкивалась с этим повсюду – от супермаркета и аптеки и до автобуса и работы.

Я сталкивалась с этим даже на посту депутата горсовета Холона, когда мэр, исчерпав все доводы, прибег к самому, по его мнению, сокрушительному: «Здесь тебе не Россия!». Сама лично я давно не реагирую на этот вульгарный расизм, потому что он свидетельствует об ограниченности тех, кто его проявляет и больше ни о чем. Все ведь начинается дома, с того примера, который подают детям старшие. Эта расистская зараза подхвачена многими «коренными» израильтянами сызмальства и переносится ими на их потомство. Кто виноват в том, что мой сын первоклассник пришел из школы заплаканным и спросил, глотая слезы: «Мама, где я родился? Почему все говорят мне, чтобы я убирался в свою Россию?»… Мне было нелегко успокоить его. Пришлось рассказывать родословную, историю тех мест на Украине, откуда я родом. А потом я повезла его в больницу «Вольфсон», чтоб показать ему место, где он родился. И объяснила, что в этой стране – все репатрианты или дети репатриантов, включая ее основателя Бен-Гуриона и Ариэля Шарона, именем которого названа школа, в которой он учится, тоже приехали с территории России.

Запомнилась мне и такая история: учительница моего сына первоклассника додумалась и договорилась до того, что ему, дескать, плохо дается иврит потому, что он говорит еще и по-русски. Это при том, что во всем мире давно признано, что знание языков расширяет творческие и мыслительные способности ребенка. А вот в Израиле многие убеждены, что знание русского языка мешает. Я не преминула спросить ту учительницу, позволила бы она себе такое заявление, если бы мой сын говорил по-английски. Ответ угадать нетрудно.

Зачастую создается впечатление, что несмотря на все внушительные достижения нашей алии, местная «элита» не в состоянии избавиться от идиотских штампов – каждый «русский» мужчина непременно пропойца, а каждая «русская» женщина – обязательно легкого поведения. Надо ли говорить, что за этим стоит стремление к делегитимации и установке рогаток на пути к социальной интеграции и роста целой и весьма значительной прослойки населения страны.

Иногда я спрашиваю себя: почему наш народ сплачивается только в экстренных ситуациях? Когда наши дети плечом к плечу сражаются за нашу страну, все различия испаряются, а вот в повседневной жизни мы постоянно сталкиваемся с раздражающими заезженными пластинками и предрассудками. Вот и на этой неделе мы стали свидетелямитого, как мамаша в аквапарке обозвала стоящую перед нею с дочкой в очереди даму «вонючей русской». Ничего не скажешь, разящий довод в споре за место в очереди для себя и своего чада.

Пора бы нам научиться уважать друг друга, ведь ни у кого из нас нет другой страны, и всем нам надо ее беречь. Начинать надо с родителей, и тогда дети, когда подрастут, станут новым поколением терпимых и подлинно уважающих друг друга людей. Нельзя, чтобы наши дети приходили из школы рыдая из-за проявлений расизма.

И я обращаюсь ко всем своим землякам – выходцам из бывшего СССР: это наша страна, и нам абсолютно нечего стыдиться, наоборот.

Юлия Малиновская,

Депутат Кнессета от партии «Наш дом Израиль»