Фото: Ронен Аккерман

Фото: Ронен Аккерман

Точечный метод приобретения друзей

В политике очень большую роль играют всякого рода страшилки. Запугаешь избирателя гражданской войной — глядишь, и выиграешь выборы с начальным рейтингом в 3%, как Ельцин в 1996-м.

Силу запугивания мы наблюдали и 17-го марта в Израиле, когда избиратель так испугался грозного  призыва Биньямина Нетаниягу прийти на выборы и проголосовать за Ликуд, потому как арабы уже на автобусах едут тысячами.

Когда Нетаниягу, через 2 (два) дня тихим проникновенным голосом извинялся перед израильскими арабами за свои призывы, уже никто не пугался. А вот как раз и надо бы. Потому как потом последовало размораживание средств Палестинской автономии. И пошли разговоры про новые туннели.

Но я сейчас не об этом. Иногда методы устрашения не действуют. Особенно, когда речь идет о человеке, делающем свое  дело, руководствуясь интересами страны.

Давайте вспомним, сколько нас всех запугивали, что вот сейчас станет Авигдор Либерман министром иностранных дел — и нас всех международное сообщество за такой выбор поставит в угол.

Сколько стенаний было: ой, да все мировые лидеры его на порог не пустят, ой, да как же это,  нас же любить не будут в мире. И т.д. и т. п.

Но действия Авигдора Либермана на этом посту посрамили крикунов и паникеров. Либерман не ушел в тень Биньямина Нетаниягу, который всегда считался сам себя министром иностранных дел.

И начал Авигдор с нестандартно: он не стал делать скандала из того, что палестино-израильскими переговорами будут заниматься Биби, Ципи и другие. Хотя, как член узкого кабинета влиял на этот процесс в полной мере.

Это был действительно нетривиальный шаг. Всегда любой министр иностранных дел нашей страны хотел заниматься только переговорами с палестинцами. Еще бы, свет прожекторов, телекамеры, интервью, легендарные места, вроде Кэмп-Дэвида, вожделенные премии. И все они  оправдывали слова Киссинджера о том, что в Израиле внешней политики нет, есть только внутренняя. Конечно, ведь израильско-палестинские отношения — это часть  внутренней политики. А внешней они заниматься не желали.

Либерман это изменил в корне. Свою работу в МИДе он начал с визитов в страны, которые не посещались нашими министрами десятилетиями.

Страны Африки, Южной Америки, Дальнего Востока  принимали нашего министра. В ходе этих визитов стало ясно, насколько запущенной была ситуация.
Так, например, крупнейшие страны Южной Америки, за годы нашего небрежения, направили свои интересы в сторону арабских стран. И понадобятся годы работы, что бы исправить ситуацию.

Многовекторная международная политика Авигдора Либермана предполагала одну простую вещь: США остаются нашим главным стратегическим партнером. Но кроме США есть еще огромное количество стран, с которыми мы можем развивать дружественные отношения. Согласно этой политике, наш МИД начал уделять особое внимание странам Восточной Европы и СНГ, Африки и Латинской Америки.

И тут блестяще проявил себя еще один метод, внедренный Либерманом в практику деятельности МИД, — метод точечного приобретения друзей Государства Израиль.

В 2011 году Босния воздержалась при голосовании в ООН по вопросу признания палестинского государства.

Никто из хулителей Либермана  не обратил внимания на этот факт. Еще бы, они привыкли только хулить.

А зря. Факт интересный: мусульманская страна воздерживается по вопросу Палестины. Все голосование летит к черту.

Тут  и проявился талант Либермана в приобретении друзей нашей страны и в умении разобраться в ситуации, проанализировать данные и найти единственно верное решение.
Дело в том, что Босния состоит из трех автономий: мусульманской, хорватской и сербской. Так называемой Республики Сербска (не путать с государством Сербия).

У каждой автономии свой президент. Так вот, по международным вопросам политика Боснии принимается  только консенсусом всех трех. Если один против — страна воздерживается.

А Либерман и начал налаживать отношения с Республикой Сербской. И президент этой республики  наложил вето. Босния воздержалась. Палестинское государство не получило признания в ООН.

Так же Либерман начал налаживать отношения с Южным Суданом, как только это государство обрело независимость. Друг Израиля на границе с мусульманским Суданом — это всегда хорошо.

И во время операции «Нерушимая скала» политика Либермана принесла свои плоды. Правительство получило 5 недель свободных от международного давления. Тогда многие говорили, что министр иностранных дел должен быть в Вашингтоне, давать интервью и т. д. Но Либерман, в трудную для страны минуту, остался здесь, и министры иностранных дел приезжали к нему, чтобы воочию увидеть падавшие на израильские города ракеты. Не все из них питали к Израилю дружеские чувства, но им пришлось увидеть и чуть-чуть пережить то, что переживали жители Ашдода, Ашкелона, Сдерота.

Взвешенная политика израильского МИДа дает свои плоды и на просторах СНГ. Тут в полной мере можно видеть комплексный подход Либермана к развитию отношений.

Либерману и другим министрам от НДИ удалось сломить сопротивление минюста, полиции, МВД — и добиться отмены виз с Россией, Украиной, Грузией, Молдавией. На очереди Беларусь, но тут наш премьер-министр тормозит уже который месяц готовое решение.

Не буду приводить цифры доходов  от развития туризма с этими странами. Мы сейчас говорим о внешней политике. О том, что благодаря Либерману она у нас наконец есть. Израиль наконец-то стал принимать решения, выгодные ему, без оглядки на мировое сообщество.

Так было принято решение о соблюдении полного нейтралитета в отношении российско-украинского конфликта.

Если кто-то думает, что от Израиля не требовали ввести санкции, то он ошибается. Но жесткая, четкая и продуманная МИДом во главе с Либерманом  внешняя политика диктовала Израилю оптимальные решения.

Израиль развивает сотрудничество и с Украиной (с Порошенко – тогда  министром иностранных дел — Либерман налаживал отношения еще в 2009-2010 гг.), и с Россией. И будет развивать дальше.

На этом пути есть подъемы и спуски, есть успехи и есть разочарования. Израиль — небольшое государство, которое вынуждено считаться с тем, что крупные страны имеют также свои интересы.

Но Израиль умеет побеждать на международной арене, когда у руля МИДа стоят такие политики, как Авигдор Либерман, которые прокладывают курс и определяют, какой должна  быть внешняя политика страны. И главное, что она должна быть.

И еще одно. Авигдор Либерман смог расшевелить такую махину, как наш МИД. Он смог зажечь работников, смог увлечь их теми задачами, и теми вызовами, которые им  пришлось и придется решать.

Давид Годовский, Cursor